21.03.2011 Нестандартную ситуацию прокомментировал адвокат коллегии Сергей Кузнецов

21.03.2011 Нестандартную ситуацию прокомментировал адвокат коллегии Сергей Кузнецов

18 марта в «Доме футбола» состоялось заседание Комитета по этике Российского футбольного союза (РФС).

На повестке дня стоял разбор ситуации с экс-футболистом «Кубани» Николой Никезичем, который якобы под нажимом руководства клуба был вынужден покинуть команду.

Напомним, что некоторое время назад черногорский игрок выложил в интернет видеообращение, в котором заявил, что руководство клуба неоднократно предлагало ему разорвать действующий контракт, а, получив отказ, прибегло к услугам двух «крепких молодых людей», которые угрозами и побоями заставили футболиста уйти из «Кубани».

Никезич покинул Россию, обратился в профсоюз игроков и тренеров, который некоторое время спустя и придал истории огласку. Стоит отметить, что ни черногорский футболист, ни его представители, ни руководство профсоюза не обратилось с жалобой на руководство «Кубани» в РФС — главный футбольный орган страны. Вместо этого «потерпевшая» сторона обратилась в две главные инстанции спорта — Международную федерацию футбола (ФИФА) и Союз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА)…

Ситуация неоднозначна — эксперты в области подобных конфликтов, например, никак не могут понять: чего ждал Никезич на родине, пока не обратился в ФИФА и УЕФА? За это время синяки (если они и были) успели пройти, а это только ослабило позицию футболиста в конфликте… Кроме всего прочего, игрок упоминает, что в последние месяцы не получал от «Кубани» зарплату, хотя руководство клуба заявило, что с игроком была договоренность о содержании до того, как он найдет новую команду. Невольно задумаешься: а может быть, Никола сначала просто искал новое место работы, а когда не нашел — то и обратился в профсоюз?

Так или иначе, информация о скандале вызвала в футбольном мире вовсе не негодование, а сильное удивление. «Дело Никезича» для нашего футбола история уникальная и едва ли не фантастическая. Даже краснодарские болельщики (а уж они-то знают всю подноготную «Кубани») отказываются верить фактам, изложенным футболистом в своем заявлении. В открытом письме в СМИ они заявили: «Признавая все огрехи и ошибки, допущенные руководством «Кубани» за все годы, мы даже представить себе не можем, что подобное могло иметь место. Учитывая все факты данного заявления, а именно его появление одновременно в нескольких СМИ, слишком быструю реакцию представителя профсоюза, отсутствие свидетелей и прочее, заявляем — мы не верим».

Глава РФС Сергей Фурсенко также назвал дело Никезича «более чем странным». «Непонятно, почему оно всплыло именно сейчас. Зная руководство «Кубани», сомневаюсь, что они могли использовать такие методы. Вместе с тем мы обязаны провести проверку. Мы обратимся в правоохранительные органы, которые должны дать свою оценку», — заявил Фурсенко.

Действительно, происходящее больше похоже на частный конфликт игрока с командой, который всеми силами выталкивают на международный уровень. При этом шансов добиться реальной компенсации от клуба, доказав свою версию, у игрока-заявителя при той схеме действий, которую он избрал, практически нет.

— В ситуации, в которой оказался Никола Никезич, нужно сразу обращаться в правоохранительные органы с заявлением. Также нужно проводить проверку по факту наличия повреждений, зафиксированных в медицинском учреждении. Врачи должны определить, в результате чего были получены травмы. Если вы упали — это одно, а если видно, что вас избили, они обязаны передать телефонограмму в отделение полиции по месту обращения. Если футболист — легионер, он испугался и улетел на родину, можно то же медицинское освидетельствование пройти у себя, зафиксировать повреждения, — поясняет Сергей Кузнецов, адвокат московской коллегии адвокатов.

Правоохранительные органы на заявление футболиста пока никак не реагируют.

«Мы видели выступление Никезича. Но мы работаем только с заявлениями граждан, поданными в реальной форме, а не через СМИ», — сообщил журналистам начальник отдела информации и общественных связей ГУВД Краснодарского края Игорь Желябин. Может быть, все же попробовать разобраться?

Словом, остается много вопросов и к Никезичу, и к полиции, но очевидно, что бросаться обсуждать подобный конфликт только на высшем международном, да еще и сугубо спортивном уровне по меньшей мере нелогично. Даже если допустить чрезвычайный испуг иностранца Никезича, то уж российский гражданин Грамматиков и прочие профсоюзные деятели отечественного происхождения уж никак не могли не иметь ни малейшего понятия о том, что нужно делать, если избивают и заставляют отказываться от крупной суммы денег.

Перед началом заседания Комитета по этике РФС его глава Алу Алханов признался, что дело — более чем сложное и быстрого решения ждать не придется. За стол переговоров, кроме членов комиссии и главы комитета, сели заинтересованные лица — руководство «Кубани» и представители профсоюза игроков и тренеров. Главный фигурант дела — Никола Никезич в Москву лететь отказался «по соображениям безопасности». «Официальное приглашение футболисту было отправлено, мы надеялись, что он поприсутствует на первом заседании, — признался Алу Алханов. — Однако Никола через своих представителей сообщил, что опасается лететь в Россию и просит, чтобы ему обеспечили безопасность. Все понимают, что наше государство способно защитить всех фигурантов дела и Никезичу опасаться нечего. Надеюсь, что на следующее заседание он все же прибудет».

Глядя на такие более приличествующие судебному процессу предосторожности, закрадывается подозрение, что инициаторы скандала — и игрок, и профсоюзные лидеры — уже сами не рады серьезности ситуации. Складывается впечатление, что используется даже чрезмерно подробный, но не слишком продуманный «сценарий», который приходится переписывать на ходу — из-за странностей и противоречий.

— Если мы думаем об имидже нашей страны, то этот случай должен стать уроком для всех клубов, независимо от того, чем завершится дело Никезича, — отметил после заседания Алу Алханов. — Командам не стоит забывать, что они работают с людьми, у которых есть права — не только спортивные, но и гражданские. А профсоюзу, прежде чем раскручивать это дело, надо было сначала обратиться в РФС и собрать доказательства.

Так, может быть, дело как раз в отсутствии доказательств? И «был ли мальчик» в таком случае? Если так, то нелогичное поведение Никезича и господ из профсоюза вполне объяснимо.

Понравилась статья? Поделить с друзьями: