Дело о признании завещания недействительным

К адвокату Сергею Кузнецову обратилась Ласточкина. Вот, что она пояснила: в ночь с 08 на 09 марта 2013 года умерла моя тетя Р. В последствие мне стало известно, что за два дня до смерти от ее имени составлено завещание на стороннее лицо- М., проживающего в соседнем подъезде. О смерти никого из родственников Р. в известность не поставили. М. захоронил мою тетю буквально на следующий день.

Меня очень расстроила и удивила внезапная смерть моей тети. Мне было известно, что она болела онкологией (рак желудка). Она сама работала в онкологической больнице на протяжении всей своей жизни. В 2010 году сделала операция по удалению опухоли. После этого периодически проходила курс химии терапии, после которого чувствовала себя всегда лучше. Последний раз такой курс закончила проходить 01 марта 2013 года, а в ночь с 8 на 9 марта умерла. Я стала разбираться в происшедшем и выяснила, что труп моей тети по заявлению, подписанным С., не вскрывался. Более того выяснилось, что С. от имени моей тети подписала завещание (являлась рукоприкладчиком). 3,4,5 марта 2013 года М., который обманным путем получил ключи от квартиры моей тети у другой соседки, и его подругой С. вызывалась скорая помощь. Врачи, осмотрев мою тетю для снятия болей вводили ей наркосодержащие препараты (трамал+реланиум), рекомендовали М., который постоянно присутствовал на момент приезда скорой в хоспис. Сами сотрудники скорой медицинской помощи передавали информацию в местную поликлинику. Врач местной поликлиники несколько раз приходил к моей тете, но попасть в квартиру не мог, так как дверь никто не открывал. Завещание было удостоверено нотариусом г. Москвы Ш. По утверждению самого М. он ее (нотариус) не знал, нашла ее С. Вместе с тем, по собранной мною информации М. хорошо знал Ш., неоднократно обращался к ней за удостоверением различных документов. С тетей у меня были хорошие отношения, с ней мы постоянно созванивались. Встречались мы не часто, так как я недавно родила ребенку, которому было несколько месяцев. Моя тетя Р. вела довольно замкнутый образ жизни, после смерти своего сына: работа, до; дома, работа. Она была настолько самостоятельной и никогда не хотела ни от кого зависеть, обслуживала себя сама, иногда обращалась к моему мужу, чтобы съездить в больницу. Ее труп обнаружили соседи по дому: М. или С. (кто точно неясно, так как их объяснения противоречат друг другу). Уже днем 09 марта 2013 года труп моей тети был выдан постороннему лицу, соседу М., который в обед этого же дня произвел захоронение Р.

Согласно информации поступившей в ОМВД Зюзино г. Москвы труп Р. не вскрывали по письменному заявлению родственников, причина смерти указана по последнему заболеванию, то есть рак желудка.

В последствие мне стало известно, что за два дня до смерти, моей тетей оформлено завещание, согласно которого все свое имущество она завещала своему соседу по дому М. Когда я узнала о наличии завещания я очень удивилась, так как моя тетя была человек очень недоверчивый и никогда бы не подписала завещание на чужого человека, как бы ее не уговаривали. Она желала, чтобы квартира после ее смерти получила ее сестра, то есть моя мама.  И мои слова подтвердились, завещание было подписано не моей тетей, а еще одной соседкой по дому- С. в присутствии нотариуса. Кроме этого в завещание указано, что моя тетя не смогла подписать завещание в виду тяжелой болезни.

Вместе с тем, моя тетя не находилась в тяжелом состоянии. Действительно в 2010 году у нее был выявлен рак желудка, после чего в этом же году проведена операция в ГКБ им. Герцена, где она и сама работала. Операция прошла нормально, после выписки она периодически проходила курсы ХТ в ГКБ № 62 г. Москвы. Последний раз с 31 января 2013 года по 01 марта 2013 года находилась на очередном лечении в онкологической больнице № 62 г. Москвы, где и проходила курсы ХТ по поводу рака желудка. Была выписана с частичной ремиссией, рекомендовано наблюдение у районного онколога и через месяц контрольный осмотр в этой же больнице. Она сама передвигалась, заказывала продукты через сеть магазинов «Утконос», в больницу ездила если не с нами, то исключительно на такси.

Осмотр трупа моей тети был проведен формально, инспектором ППС, а не участковым или иным, более квалифицированным сотрудником полиции. В качестве понятых присутствовали: М. и С. Никаких телесных повреждений на теле моей тети, согласно протокола, не имелось. Вместе с тем, со слов соседей по подъезду, они до смерти мельком видели мою тетю, и на ее лице имелась гематома.

 

Завещание вместо моей тети подписано С.

Как выяснилось, вскрытие моей тети не производилось по заявлению С. Таким образом, сотрудники морга, по заявлению не уполномоченного лица (не являющегося родственником) незаконно (умышлено или нет) не произвели вскрытие и не установили истинную причину смерти Р.

Было составлено заявление в полицию, следственный комитет РФ с целью проверки действий М. и С. на соответствие Закону. Однако после нескольких месяцев стало ясно, что через указанные органы справедливости не добиться.

 

Составлен иск о признании завещания недействительным направлен в Зюзинский районный суд г. Москвы. По делу истребованы меддокументы из «скорой медицинской помощи» (карточки о вызовах), истории болезни Р., по ним назначена судебная комплексная психолого- психиатрическая посмертная экспертиза, основные вопросы которой: имела ли психическое заболевание, могла ли отдавать отчет своим действиям и руководить ими, повлияли ли на ее волевую сферу инъекции наркосодержащих препаратов.

Понравилась статья? Поделить с друзьями: